"Псевдопандемия", "цифровые лагеря" и другие унылые небылицы уровня Шарикова

Российским властям удается держать развитие смертоносной эпидемии под контролем, а в этой исключительно трудной для всех ситуации еще и сохранять моральное лидерство. Делать это, однако, приходится в условиях, когда жесткая культурная критика идет и справа, и слева. Но интересно, что и тот, и другой фланги совпадают в одном: не нужны столь строгие ограничительные меры со стороны государства, не нужен и столь строгий государственный контроль за перемещением граждан. Мол, загоняют нас в «цифровое рабство» под предлогом угрозы, опасность которой завышается, а правду все равно не говорят.

Ярче многих в пасхальной проповеди выступил основатель Среднеуральского женского монастыря схиигумен Екатеринбургской епархии Русской Православной Церкви Сергий Романов. Называя происходящее «псевдопандемией», священник призвал людей к неподчинению: «Призываю вас всех, кто меня знает, выходите на улицу, не бойтесь ни полиции, ни Росгвардии. У них такие же семьи и дети. Идите в храмы. Они не под владыками, а под Богом. И для народа Божьего». И далее — про электронный лагерь Сатаны. Мол, нас лишают свободы.

27 апреля пришла новость о том, что Екатеринбургская епархия лишает схиигумена Сергия Романова права проповедовать. Понятно, что это позиция Патриарха. И правильно, ведь сама Русская Православная Церковь несет по ходу эпидемии неприемлемые кадровые потери.

Так, коронавирус унес жизни епископа Железногорского и Льговского Вениамина, протоиерея Владимира Вериги, настоятеля Богоявленского Елоховского кафедрального собора в Москве протоиерея Александра Агейкина и протодиакона этого же храма Евгения Трофимова. Вспышка коронавируса — в Троице-Сергиевой Лавре, Дивеевском монастыре, а также в Московской духовной академии.

Челябинская епархия призвала прихожан, посетивших пасхальное богослужение в кафедральном соборе Челябинска, уйти на карантин, поскольку были факты заражения в храме. Священники многих храмов сами либо в больницах, либо на карантине и лечатся дома.

Но если схиигумена Сергия Романова еще можно лишить права обращаться к пастве, он ведь монах, а там дисциплина, то наших вечно протестующих критиков власти не удержит ничто. Они «купаются» в свободе слова и пользуются ей, чтобы лишь пугать народ. Как и схиигумен «цифровым рабством».

Вот как это делает, например, Григорий Явлинский: «Следует исходить из того, что в современных российских условиях, учитывая особенности путинской системы, цифровые технологии слежения, включая big data и системы искусственного интеллекта, будут непременно использованы в политических целях для подавления инакомыслящих, оппозиции, а также в целях коммерческого рейдерства».

Явлинский — политик, который очень бледно выступал, будучи кандидатом на последних президентских выборах. Отсюда и результат. Пользуясь всеми возможностями прямого эфира на теледебатах, Явлинский набрал 1,05%. Это жизненный результат политика, который все подавал надежды. Сейчас ему — 68. Амбиций по-прежнему полно, пытается быть многозначительным. Вот что такое наша оппозиция. Другие там сделали еще меньше.

Типичным на «Эхе» звучит блогер Горный: «Вечером собрались, нарушив режим самоизоляции, попили чаю. Но разговор упорно слезал на политику, в частности, на цифровые инициативы мэра Москвы по „обцифровизации“ россиян и посадке нас в „цифровые лагеря“.

Уныло. Мало того что собрались, когда просят не собираться, так еще те же „цифровые лагеря“. Весь мир контролирует граждан через их гаджеты. Не мы это придумали. Первыми — США. Китай использовал искусственный интеллект для победы над эпидемией. Нам что, надо отказаться от этой технологии, слушая тех, кто десятилетиями мелет чушь, запугивая тоталитаризмом? Сами ведь неумехи с очень скромными жизненными достижениями и познаниями. И всегда — против. Сейчас в битве с вирусом перешли на сторону врага. Мол, пусть скосит всех. Ну, как Шариков: „Ну, хочу, чтоб все“.

Уж если говорить о некоем диссидентстве, то более авторитетной фигуры в истории движения, чем Александр Исаевич Солженицын, вряд ли найти. И вот от него — актуальный совет: „Права человека“ — это очень хорошо, но как бы нам самим следить, чтобы наши права не поширялись за счет прав других? Общество необузданных прав не может устоять в испытаниях. Если мы не хотим над собой насильственной власти, каждый должен обуздывать и сам себя. Человеческая же свобода всегда включает добровольное самоограничение в пользу других. Наши обязательства всегда должны превышать предоставленную нам свободу».

Ну, как бы так. Уж если про свободу. Лучше не скажешь. Крыть нечем. Но кроют ложью. Евгения Альбац, ведущая «Эхо Москвы», объясняет низкую смертность тоталитаризмом и сокрытием правды. При этом сама врет безбожно.

«В Китае заваривали двери домов, двери входов в подъезды, и целые подъезды умирали. Или не могли выйти в аптеку и за едой», — заявила Альбац.

Для начала нет ни одного подтверждения того, что в Китае людям запрещали выходить в магазины и аптеки. Более того, в Ухане была обеспечена круглосуточная бесплатная доставка домой продуктов питания и лекарств силами волонтеров. Что касается заваривания подъездов, то все так, но не подъездов, а всего лишь дверей одной квартиры. Никто при этом не умер. Эпизод был тут же признан диким, людей открыли, а виновных наказали.

А ограничительные меры, принятые в Китае, позволили так локализовать эпидемию, что 95% случаев заражения были лишь в одной провинции Хубэй. Но похоже, Альбац нужно чем хуже, тем лучше, и из далекой Америки она провоцирует, словно сидит взаперти в России: «Я не представляю себе, как мы сидим. С 14 марта до 15 мая продлен карантин. Я трудно себе представляю, как человек может выдержать сидеть в клетке, ну вот Ходорковский рассказывает, как это происходит в тюрьме. То есть я понимаю, что человек все может выдержать. Но мне кажется, что для людей это безумие — сидеть в клетке многие недели».

Ну, во-первых, никто никого не запирает. По необходимости можно и выйти и даже поехать к себе загород. Главное — соблюдать меры предосторожности. Но тема прав человека все же есть. По итогам онлайн-заседания Евразийского альянса омбудсменов о ней говорила уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова.

«Конечно, индивиду одному хочется больше свободы, и он готов рисковать своим здоровьем, но сообщество не готово из-за отдельных индивидов заболеть и понести потери для жизни, здоровья своих близких и себя. Если бы мы не опирались на данные мониторингов, в том числе проводимых независимыми организациями, включая международные, которые пользуются полным доверием, то можно было бы ставить под сомнение эти меры. Но когда мы видим количество жертв, заболевших людей, то нет сомнений, что государства не только в России, но и во всем мире предпринимают неприятные, непопулярные для человека меры, но по своим целевым установкам они благородны и нравственны», — подчеркнула Москалькова.

Понятно, что все время борьбы с эпидемией будет сопровождаться демотивирующим скепсисом и критикой действий властей со стороны тех, кто сам, как вирус. И с ним заодно. Против нас. Пройдем и это.

Текст: «Вести недели»
00:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!