Юмор спасал Одессу и Киев: ветераны вспоминают освобождение первых двух городов-героев

Юмор спасал Одессу и Киев: ветераны вспоминают освобождение первых двух городов-героев

«Захватите — и она ваша», — говорили генералы Вермахта румынским военным про Одессу в июне 1941 года. Гитлер думал, что черноморский порт — проходной пункт на пути в Киев, где он планировал провести парад прямо на Крещатике. За 72 дня в Киеве и 73 в Одессе защитники будущих городов-героев навсегда похоронили мечты рейха о немецко-румынской Украине. Бабий Яр, футбольный «матч смерти», голод и жажда не сломили киевлян и одесситов за два года последующей оккупации.

Для одесситки Анастасии Браверман память о войне, которая всегда с ней, это не только медаль «За победу над Германией», но и медная фигурка зайчика. В июле 1941 года подобрала на херсонском причале.

«Я его спрятала, — рассказала ветеран Великой Отечественно войны Анастасия Браверман. — И он всю войну со мной прошел. И я его даже привезла в Америку как символ войны».

Будущей шифровальщице тогда повезло. Капитан теплохода «Ян Фабрициус», на который погрузилась ее семья, взял курс не на Крым, а пошел в Днепр. Иначе его наверняка бы потопили, как это случилось с теплоходами «Ленин» и «Армения».

«И когда начался вечер, началась страшная бомбежка. Налетели самолеты, началась стрельба, везде трассирующие пули. Я так выглянула — это был ужас. Город горел, в небе перекрестки прожекторов. Это была картина страшная. А еще, мы же стояли в порту, а там где-то батарея была недалеко. Это был кромешный ад», — вспоминает Анастасия Браверман.

Одесса — первый из четырех городов-героев. Звание присвоено 1 мая 1945 года. Героическая оборона продолжалась 73 дня. За это время с нуля создали даже свою военную промышленность. Консервные заводы выпускали мины, вместо огурцов закручивая в банки взрывчатку. Собирали и танки.

«Знаменитые одесские танки, которые наводили ужас на румынских захватчиков, назывались НАИ, то есть „На испуг“, — напоминает историк Анатолий Горбатюк. — Это были тракторы, которые облицевали листовым железом. Ставили на них легкую пушку или пулемет. И когда впервые в контратаку пошли наши части с использованием этих танков, они навели в полном смысле слова ужас на румын. Они бежали, бросив оружие, бросив раненых».

С одесским юмором относились и к трофеям. «Я стреляла по Одессе — я больше не буду» написали на этих дальнобойных пушках, захваченных во время дерзкого григорьевского десанта по румынским тылам. Диктатор Антонеску несколько раз назначал и позорно отменял парад в Одессе.

Но даже когда враг вошел, спокойной жизни ему там не было. Земля в буквальном смысле горела под ногами. Защитники спустились в катакомбы.

В открытых боях и путем диверсий партизаны и подпольщики за период оккупации области уничтожили более 5 тысяч гитлеровских солдат и офицеров. Они спасли от угона в фашистское рабство до 20 тысяч советских граждан. Около трех дивизий держало фашистское командование для подавления партизан на территории так называемой Транснистрии.

Как герои сражались и участники киевской стратегической оборонительная операция.

Гитлер надеялся взять Киев сходу. Но упорное сопротивление войск Юго-Западного фронта, которое вынудило Вермахт перебросить танки Гудериана, измотало захватчиков и помогло отстоять Москву.

«Дело в том, что фактически оборона Киева сорвала все немецкие планы молниеносной войны вместе с обороной на московском направлении. То есть они переформатировали, если можно так выразиться, свой план „Барбаросса“, — рассказывает научный директор Российского военно-исторического общества Михаил Мягков.

Киев все-таки пришлось оставить. Тогда в конце сентября 1941 гдао сразу после ухода последних частей пятнадцатилетний партизан Николай Куриленко вместе с отцом отправились в разведку из своего села.

»Мы ночевали в трамвае на улице. И мы там ночевали, всю ночь слышали стрельбу в Бабьем Яру, — вспоминает ветеран войны Николай Куриленко. – Говорят, расстреливают немцы евреев, пообещали вывезти их в Бабий Яр. И расстреливали, всю ночь строчили пулеметы, убивали людей".

От того, что творили эсэсовцы, дурно становилось даже солдатам Вермахта.

Раздетых евреев направляли в овраг. Когда они подходили к краю оврага, шуц-полицейские хватали их и укладывали на трупы уже находившихся там расстрелянных евреев. Как только еврей ложился, подходил шуц-полицейский с автоматом и стрелял лежавшему в затылок. Евреи, спускавшиеся в овраг, были настолько испуганы этой страшной картиной, что становились совершенно безвольными. Это был конвейер, не различавший ни мужчин, ни женщин, ни детей.

За рычагами стоял штандартенфюрер СС Пауль Блобель. Командир зондеркоманды 4A, входившей в состав айнзацгруппы C. В 1951 году его повесили по приговору Нюрнбергского трибунала, как и добивался главный обвинитель — Бен Ференц.

«Ежедневно шли и убивали людей с минимальными затратами и самым бесчеловечным образом», — пояснял прокурор Нюрнбергского процесса Бенджамин Ференц.

Всего в Сырецком концентрационном лагере, так официально называлось это место, были убиты 25 тысяч человек. Помимо евреев казнили цыган, коммунистов, комсомольцев, подпольщиков. Там же расстреляли и нескольких футболистов киевского «Динамо» — участников знаменитого «матча смерти».

Оккупация Киева продолжалась 778 дней. За это время гитлеровские войска разграбили и разрушили город. До начала войны население Киева составляло почти 900 тысяч человек. К моменту освобождения там осталось только 180 тысяч жителей.

Но еще большую цену заплатят освободители. Восточный вал Гитлера на правом высоком берегу Днепра ради внезапности удара ставка решает брать без подготовки. Форсируют реку, как могут.

Бесстрашие обреченных в битве за Днепр пронзительно описал недавно ушедший от нас Юрий Бондарев.

С Букринского плацдарма, это о нем повесть «Батальоны просят огня», началось освобождение Киева. Закончилось оно на Крещатике. Вдоль его руин проведут пленных нацистов.

На Крещатике всего десять лет назад, на 65-летнюю годовщину Победу прошел парад. Легендарный Т-34 — это настоящее открытие киевского парада. На башне — копия Знамени Победы и красная гвардейская звезда.

Во время того парада 9 мая 2010 года в одном строю маршировали украинские и российские военные. Казалось, что символы Победы вернулись сюда навсегда.

«В этом году захожу в парикмахерскую, а там гардина висит, веточка и на ней в треугольнике изображение черепа и косточек. Я там чуть не упал, когда немцы зашли в Киев, у них на рукавах был точно такой же знак. У фашистов!» – подчеркивает ветеран Николай Куриленко.

Их пособники в 1944 году смертельно ранили Николая Ватутина, командующего Первым Украинским фронтом, чьи войска и освободили столицу Украины. Ватутина привезли в Киев, но помочь не смог даже главный хирург Красной армии Николай Бурденко.

В память о полководце, которого даже враги называли гроссмейстером, в Мариинском парке стоит памятник. Каждый год 9 мая, н смотря ни на что, к нему приходят оставшиеся в строю ветераны.

00:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!