Геополитическая схватка за влияние на Ближнем Востоке

Геополитическая схватка за влияние на Ближнем Востоке

С тех пор как в 1979 году в Иране были захвачены американские заложники, а в Афганистан введены советские войска, Соединенные Штаты неуклонно наращивали военное присутствие на Ближнем Востоке. Эта политика была сформулирована и обоснована в доктрине Картера, согласно которой Соединенные Штаты «будут использовать военную силу, если это необходимо, для защиты своих национальных интересов в Персидском заливе».

Провозглашенная 23 января 1980 года доктрина привела к появлению отдельного военного командования для наблюдения за операциями — Объединенной оперативной группировки сил быстрого развертывания, которая три года спустя стала Объединенным центральным командованием (CENTCOM).

Сегодня военный след США в регионе, который простирается от Египта до Пакистана, огромен. Силы CENTCOM, как гражданские, так и военные, насчитывали в марте 2020 года более 90 тысяч человек, причем менее 20% этого количества находились в Ираке и Афганистане. CENTCOM ежегодно выделяет более $2 миллиардов на оказание помощи в области безопасности (еще $3,1 миллиарда направляются в Израиль). В его управлении находятся десятки военных баз, аэродромов, учебных пунктов и штаб-квартир, пишет The National Interest.

В то время как США опираются на военную силу, военную помощь и санкционное принуждение для сохранения своего влияния на Ближнем Востоке, заклятые соперники Америки — Россия и Китай — для достижения той же цели используют совершенно иную стратегию. В то время как операции при поддержке США приводят к разрушению домов и городов по всему региону, Россия увеличивает свое влияние, предлагая восстановить критически важную инфраструктуру, здания и трубопроводы.

В конце 2019 года Москва объявила о плане реконструкции Сирии, который включал выделение $500 миллионов на развитие морского порта Тартус, разведку нефти и газа, а также $200 миллионов на восстановление завода по производству удобрений в Хомсе. Это в дополнение к поставкам российского зерна в качестве гуманитарной помощи и $17 миллионов для оказания помощи ООН в Сирии.

В Ираке Россия вложила значительные средства в энергетическую отрасль страны (более $10 миллиардов), инфраструктуру безопасности и медиапространство. В 2008 году Москва списала большую часть долга Ирака советской эпохи ($12,9 миллиарда) в обмен на доступ к одному из крупнейших в мире нефтяных месторождений.

Кремль также повысил свой авторитет среди арабских государств Персидского залива. Визит президента Владимира Путина в Эр-Рияд и Дубай в 2019 году привел к заключению соглашений на $3,4 миллиарда. Еще одним заметным событием стал расцвет отношений между Россией и Израилем.

Если Соединенные Штаты говорят о стабильности и демократии, чтобы оправдать свои военные кампании на Ближнем Востоке, то Китай борется за влияние под лозунгом процветания и экономического сотрудничества, причем без каких-либо условий. Сегодня Поднебесная — крупнейший инвестор в Ближневосточном регионе. В 2018 году Китай выделил арабским странам кредитов на $20 миллиардов на реконструкцию, а также $3 миллиарда для банковского сектора. Пекин также предоставил ряд льготных и коммерческих кредитов, а также валютные свопы для поддержки центральных банков и финансирования инфраструктурных проектов, в которых участвуют китайские компании и используется китайская рабочая сила.

Ключевое значение для растущего присутствия Китая на Ближнем Востоке имеет инициатива «Один пояс — один путь», которая направлена на создание более тесных торговых связей между Азией, Африкой и Европой. Ближний Восток особенно важен для морского сегмента проекта в связи с зависимостью Китая от импорта энергоносителей морем, а также стратегическим расположением региона на перекрестке между Азией, Европой и Африкой.

В течение последних четырех десятилетий Соединенные Штаты проводили на Ближнем Востоке политику, которую когда-то называли «дипломатией канонерок» (gunboat diplomacy). Возможно, она была уместна в 1980-х и 1990-х годах для защиты Персидского залива от советского вторжения, защиты Израиля, освобождения Кувейта и сдерживания Ирана. Сегодня этот регион сильно изменился, но Соединенные Штаты, похоже, не хотят менять свою стратегию, которая в основном опирается на военную силу.

Пока неясно, кто из основных геополитических игроков — Россия, Китая и США — в итоге одержит победу в регионе. Это может быть один победитель или группа стран, однако без фундаментального пересмотра применяемого военного подхода победителем вряд ли окажутся США.


 
00:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!