Любая хроническая патология становится мишенью для коронавируса

Любая хроническая патология становится мишенью для коронавируса

Автор: Дмитрий Киселёв

Россия проделала колоссальную работу по противодействию коронавирусной инфекции. Важное место здесь занимает массовое тестирование на наличие заболевания. По всей стране сделаны более 6,5 миллиона тестов. И больше в сутки, повторимся, тестов не делает никто в мире. Причем темпы тестирования будут наращиваться — до 300 тысяч в сутки. Сейчас важно выявить как можно больше заразившихся COVID-19, у кого болезнь протекает бессимптомно. От этого во многом зависят темпы выхода из эпидемии.

«Трудно прогнозировать, сколько будем находиться на стабильном уровне, его можно называть плато. Это от многих факторов зависит. Но есть позитивные моменты, на которые следует обратить внимание. Мы видим, что уменьшается число госпитализированных, высока доля бессимптомных, тяжесть не вырастает», — отметила глава Федерального медико-биологического агентства Вероника Скворцова.

Глава Роспотребнадзора Анна Попова тоже высказала мнение, что ситуация с заболеваемостью коронавирусом в России, похоже, нормализуется. При этом в она обратилась к президенту с просьбой не останавливать строительство новых инфекционных больниц.

«Ситуация, видимо, стабилизируется в стране, но вместе с тем сегодня успокаиваться и ослаблять все режимы одномоментно нельзя. Проблема инфекционных коек сегодня очевидна. И я бы хотела попросить, Владимир Владимирович, если можно, это не останавливалось, чтобы эта работа была продолжена. У нас большое количество городов, больших и малых, которые испытывают острейшую потребность в таких модульных инфекционных стационарах», — подчеркнула Скворцова.

Чрезвычайно аккуратен в своих оценках и прогнозах мэр Москвы Сергей Собянин. Отвечая на вопрос о готовности столицы к новому снятию ограничений, он предложил не спешить: «Нам нужно неделю-другую пожить в таком режиме, посмотреть, что будет происходить, как майские праздники нам аукнутся, как скажутся те меры открытия производств, промышленности, строительства на ситуации».

Пока же региональные власти продолжают наращивать коечный фонд для лечения больных COVID-19. Впрочем, россияне болеют не только коронавирусом. Это лишь большая дополнительная нагрузка к обычной работе наших врачей, которую они продолжают выполнять даже в сложнейших условиях эпидемии.

Автор: Елена Ерофеева

Поверх защитного костюма — хирургический. Под хирургическими перчатками — еще две пары обычных. Чтобы маска-очки не потели, их протирают жидким мылом или кремом для бритья — хирурги сами придумали. Только так берут в руки скальпель. Не только плановые, даже экстренные операции ковидным пациентам в большинстве столичных больниц сегодня не проводят. Таких пациентов везут в ГКБ 15. Четыре операционные работают практически в круглосуточном режиме.

Аппендицит, язва, холецистит, каждый день несколько операций по удалению тромбов. Уже доказано: коронавирус атакует сосуды. Операция должна быть выполнена экстренно в течение двух часов — откладывать нельзя.

Оперблок, что занимает целый этаж, — это 28 операционных. Но хирурги работают только в четырех. Остальные отданы под реанимации. Кардиохирург Николай Баяндин оперировал на открытом сердце — 3 часа у хирургического стола. Дело привычное, но в непривычных условиях. Снять можно только халат и в защитном костюме продолжить обход.

Юрий Никаношин никогда не жаловался на боли в сердце. Ему — 70, а он впервые лежит в больнице. Спровоцировать инфаркт мог вирус. Все началось с пневмонии, вызванной COVID-19.

ыздоровления иногда нет возможности, приходится оперировать больных даже с коронавирусом. Основной смысл в том, что пациентов надо оперировать. Если откладывать, они просто погибнут без операций на сердце", — пояснил Николай Баяндин, заведующий кардиохирургическим отделением ГКБ №15.

Черно-белое изображение сердца похоже на интерактивную карту. Как по водной артерии, доктор аккуратно протягивает стент. В Пятигорском сосудистом центре плановые операции отменили, но экстренных пациентов по-прежнему принимают. За время пандемии здесь не было ни одного сердечника с подозрением на COVID-19. Но врачи к любой ситуации готовы.

Когда город был закрыт на карантин, в этот центр продолжали ехать пациенты со всего Ставропольского края. Непроходящие боли в сердце для них были страшнее вируса, и завершения пандемии они могли не дождаться.

В Федеральном центре онкологии имени Блохина пациентов с COVID-инфекцией сегодня не принимают. Перед госпитализацией всех обязательно тестируют на коронавирус. И только с отрицательным результатом кладут в стационар. У онкологических больных вирус повышает риск летального исхода.

Пациентов тщательно отбирают: если случай не является неотложным, операцию могут перенести. Коронавирус повышает риск осложнений на фоне лекарственного лечения против рака, а потому врачи убеждают: лучшая операция в период пандемии не сделанная. Но в некоторых случаях откладывать нельзя.

«Есть болезни, которые ждать не могут, которые надо обязательно начинать лечить. Есть острые лейкозы, которые, если не начать лечить в течение недели, пациент просто погибнет. Конечно, таких пациентов необходимо лечить сразу же. Здесь никто не ждет», — отметил Александр Петровский, замдиректора по работе с регионами НМИЦ онкологии имени Н. Н. Блохина.

Доктора онкоцентра консультируют коллег из регионов с помощью телемедицины. Дистанционно читают исследования КТ и МРТ, анализируют сканированное изображение среза опухоли. Даже двухсоткратное увеличение выдает четкую картинку.

Свое заключение эксперт по электронной почте отправит обратно на Камчатку. Лететь в Москву пациенту не надо. Его будут лечить на полуострове. Сегодня взрослый стационар Федерального центра имени Блохина заполнен только наполовину. Детский — полностью. Свободных мест уже нет.

«Ряд детских онкологических клиник закрыт, там работают с пациентами, которые больны коронавирусом. В связи с этим ограничена госпитализация. К нам идут пациенты ото всюду. И госпитализируем, и работаем в операционной, проводим химиотерапию. У нас работа не прекращалась ни на одну минуту», — заявил Владимир Поляков, академик РАН, советник НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ онкологии имени Н. Н. Блохина.

Главный внештатный онколог России Иван Стилиди выходит на прямую связь с руководителями региональных онкоцентров. Некоторые отделения сейчас закрыты на карантин. Он дает рекомендации, как изменить курс лечения — без последствий для пациента.

«Мы, к сожалению, сегодня еще не можем оценить последствия, но они будут. И надо быть готовым лечебным учреждениям к тому факту, что после отмены карантинных ограничений поток пациентов увеличится в поликлиники на диагностические процедуры», — считает Стилиди.

Сегодня любая хроническая патология становится мишенью для коронавируса. У каждого третьего пациента с COVID вирус дает осложнения на почки. И осложняет состояние тех, у кого уже есть почечная недостаточность. Эти больные тоже в группе риска.

«Одно из осложнений коронавируса — почечная недостаточность, которая развивается в силу того, что повреждаются сосуды. Одна из основных теорий — это повреждение сосудов, в первую очередь. легких, но и других органов, в том числе и почек. Развивается острая почечная недостаточность», — рассказал главврач городской больницы №33 Нижнего Новгорода Павел Зубеев.

Из тридцати пациентов нижегородского COVID-центра двое — на аппарате гемодиализа. В 33-й городской больнице открыли профильное отделение, где инфицированные коронавирусом со всего региона смогут получать диализную терапию.

Коронавирус не идет против сильных. Он выбирает ослабленный иммунитет. Сначала захватывает легкие. Блокирует сосуды. Атакует сердце, мозг, центральную нервную систему. Даже медики не сразу понимают, с чем имеют дело.

«Ухудшение пациента может происходить буквально в одно мгновение — от 5 до 30 минут. Человек с нами разговаривает, дышит неплохо, но происходит резкое ухудшение, человек попадает на ИВЛ», — отмечают врачи.

И совершенно неожиданно человек может прийти в себя. Кастелянша Лариса Михайловна отвечает не только за медицинскую одежду — делает пациентам массаж, а ведь ей недавно исполнилось 70. Она помогает сначала сесть в кровати, а потом и на ноги встать.

Шесть дней в реанимации Анна провела на кислородной поддержке. Поражение легких — 75%, случай тяжелый. И каждый самостоятельный вздох — маленькая победа.

По дороге на смену Екатерина Морозова, врач-травматолог Мытищинской ГКБ, вспоминает написанные ею же строчки: «Мы — ангелы в белых латах, мечтаем надеть халаты». Перед входом задерживается на минуту — звонит детям. У нее их четверо — три дочери и сын. Сейчас — с бабушкой в Ярославле. Катя не видела их уже месяц. В телефоне бережно хранит семейный архив и пересматривает, когда становится совсем грустно.

Облачится в те самые белые латы из своего же стихотворения — и снова на сутки. Врач-травматолог, она скучает по своим пациентам — с переломами и растяжением, когда еще можно выправить.

«Морально выматывает, когда люди поступают целыми семьями с коронавирусной инфекцией. В одно дежурство мама или папа поступили, через двое суток поступает кто-то из их детей. Тяжело, когда ищешь места, куда положить, когда приезжает скорая, на тебя умоляющими глазами смотрят. Не хватает пациенту кислорода. Ищешь, в реанимацию положить или в отделение, где есть кислород», — признается Екатерина.

С коронавирусом можно выправить не всегда. Тут перевязкой не обойдешься. И даже гипс не поможет. Только сильный иммунитет. Из определения пандемии следует, что для формирования коллективного иммунитета должны переболеть 70% населения.

«В подавляющем большинстве случаев, люди, переболевшие в скрытой форме, будут иметь хороший иммунитет. В течение 2 лет они не заболеют повторно. Если же человек получит очень маленькую разрешающую дозу, то иммунитет может не сформироваться. К сожалению, такой человек будет подвержен риску повторного заражения», — сказал Антон Ершов, профессор Сеченовского университета, ведущий научный сотрудник Федерального научно-клинического центра реаниматологии и реабилитологии.

До недавно времени в России могли только выявлять коронавирус у человека с помощью ПЦР-тестов. Этот анализ уже стал рутинным. Проведено — больше 6,5 миллиона исследований. Теперь приступают к массовому тестированию на антитела.

Возможно, вы уже переболели бессимптомно или в легкой форме. И даже сами того не заметили. Наличие антител к COVID-19 может означать, что их носитель на какое-то время защищен от нового коронавируса собственным иммунитетом. Чтобы проверить это, нужно сдать кровь из вены.

Антитела — это белки, которые иммунная система вырабатывает как ответ на инфекцию. Различают два типа: IgG — это длительная защита организма — и IgM — их концентрация повышается только в период острой фазы течения болезни. Антитела класса G медленнее вырабатываются, но дольше сохраняются, обеспечивая длительную защиту организма, и формируют устойчивый иммунитет к вирусу.

«Наличие высокого титра антител к COVID-19 позволяет стать донором, чтобы помогать пациентам с тяжелыми формами этой болезни. И, наконец, титр антител или его отсутствие позволит спланировать осенью вакцинацию против COVID-19. Если у тебя высокие титры антител, тебе вакцинация будет не нужна», — пояснил Александр Горелов, заместитель директора по научной работе ЦНИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

Выявляют антитела с помощью иммуно-ферментного анализа. Созданием этих тестов одновременно занимались несколько групп ученых. Федеральный центр гематологии представил свою разработку. Система основана на искусственном фрагменте вируса, который встраивается в клеточную линию. Если в сыворотке крови есть антитела, они будут связываться с белком и при добавлении фермента менять цвет.

«Антитела не единственный механизм иммунного ответа, защиты. Для нас важно определять наличие антител именно как показатель того, что человек уже переболел этим вирусом. Его иммунная система, необязательно антитела, способная с этим вирусом в дальнейшем справляться», — рассказал Григорий Ефимов, заведующий лабораторией трансплантационной иммунологии НМИЦ гематологии Минздрава России.

Первое массовое тестирование на антитела было проведено среди медработников Москвы, которые непосредственно работают с ковидными пациентами. Участвовало в исследовании 10,5 тысячи человек. Результаты показали: каждый шестой уже познакомился с этим вирусом.

ИФА-тестирование, то есть иммуно-ферментный анализ на антитела, начали проводить среди москвичей. В 30 столичных клиниках открыли процедурные кабинеты, где можно бесплатно сдать кровь на иммуноглобулины. Это исследование позволит точно узнать, как распространяется инфекция и сколько уже переболели.

Чтобы написать историю победы над вирусом, им еще многое придется пройти. Вместе — пациентам и докторам. В 15-й горбольнице уже нет той пиковой нагрузки, что была еще две недели назад. Но скорые все едут, и COVID-19 пока не сдается.

«27 мая уже будет практически 2 месяца. Мы уже как-то научились более уверенно отражать удар коронавирусной инфекции. Мы вышли на какую-то горизонталь. Но это пока все зыбко. Мы должны предвидеть любую ситуацию, которая может быть», — отметил главврач 15-й больницы Валерий Вечорко.

Наука тоже пока не знает, как иммунитет человека ответит на коронавирус и будет ли устойчивым к нему. COVID-19 живет с нами не так долго. Но все это время он под пристальным вниманием. Ученые всего мира подбирают к нему ключи.

Текст: «Вести недели»
00:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!