Экологическая катастрофа под Норильском: каков настоящий масштаб аварии

Экологическая катастрофа под Норильском: каков настоящий масштаб аварии

Автор: Дмитрий Киселёв

Экологическая катастрофа на севере Красноярского края буквально затмила все другие новости.  Еще  29 мая из резервуара ТЭЦ-3 в Норильске вылились более 20 тысяч тонн дизельного топлива. Огромные объемы солярки отравили реки, в том числе и реку Пясина, что впадает в Карское море. В Красноярском крае введен режим ЧС федерального уровня. Злополучная ТЭЦ принадлежит Норильско-Таймырской энергетической компании — дочке «Норильского никеля». 

На совещании 3 июня выяснилось: о масштабной катастрофе красноярский губернатор Александр Усс узнал лишь спустя две суток, и то из соцсетей. 

«Только после появления тревожащей информации в социальных сетях и настойчивых вопросов соответствующим должностным лицам была выяснена реальная картина происшедшего. Опыта сжигания таких объемов топлива на территории Красноярского края у нас нет, поэтому прогнозировать, что это пройдёт успешно и в рамках 14 дней, я, к сожалению, не могу. Доклад закончен», — заявил Усс.

«Что доклад-то? И закончил. А что делать-то? Вы же губернатор. Секундочку. А кто собственник этого резервуара, откуда топливо вылилось? - возмутился Владимир Путин. -  Что произошло и почему органы власти узнали об этом только через два дня? Мы что, будем узнавать о чрезвычайных ситуациях из социальных сетей что ли? У Вас там все в порядке со здоровьем?»

В итоге вопросом занялась Генпрокуратура. 5 июня, в День эколога, с места ликвидации последствий разлива дизтоплива на связь с президентом вышел глава «Норникеля» Владимир Потанин и сообщил, что его компания возьмет на себя все расходы и вернет экологическую систему в нормальное состояние. Путин счел это правильным.

«Я думаю, что это стоит миллиарды рублей, это большие деньги. Я выскажусь не как бизнесмен, а как человек, который за это переживает: сколько нужно будет, столько и потратим. Это, конечно же, будут миллиарды, — подчеркнул Потанин. — Про штрафы я не могу судить. Сколько насчитают, столько и насчитают. Расходы, я думаю,  — это 10 миллиардов и более».

Услышав цифру в 10 миллиардов, Путин поинтересовался, сколько стоила протекшая емкость, а потом предложил сравнить цифры и то, каковы были бы расходы, если бы вовремя емкость сменили.

«У нас был период, когда задачи освоения территорий, создания новых индустриальных центров, были необходимы. Но решались эти задачи фактически любой ценой. В результате допущенные тогда просчеты в наши дни в буквальном смысле слова отравляют жизнь людей и природу. К сожалению, и сегодня мы видим проявления такого откровенно потребительского подхода. Такое еще встречается, и нередко, к сожалению. Многие живут по принципу „после нас — хоть потоп“. Это прискорбно. Такая логика — тупиковая и крайне опасная», — заявил глава государства.

Как спасают сибирскую природу?

Автор: Алексей Конопко

Для них это уже седьмой день круглосуточной работы. Первые ее результаты — полтора километра боновых заграждений — специальных барьеров, которые не дают нефтепродуктам свободно течь по рекам, две сотни тонн собранной солярки и вспаханные траками берега. Это то, что пришлось делать с нетронутой Арктикой.

«Мы — морские спасатели, работаем с перегрузкой нефти. А нефть — это совсем другая фракция. С соляркой мы сталкиваемся нечасто. Пленка очень тонкая, и те привычные системы, которые мы используем для сбора нефти и даже масла, они здесь неэффективны», — рассказал Андрей Бревнов, инженер-механик Северного филиала Морспасслужбы.

Только с большой высоты можно увидеть настоящий масштаб этой аварии. Масляное пятно вместо воды — на десятки и десятки километров сразу двух местных рек. Берега отсюда кажутся чистыми, но это, конечно, не так.

Такой катастрофу запечатлели ее первые очевидцы. Не спасатели — обычные рыбаки. Эти кадры, о которых на федеральном уровне узнают только 1 июня, местные жители сняли еще в прошлую пятницу. Тогда же официальные лица отчитались о тушении загоревшейся на норильской ТЭЦ машины. А рядом — в пятидесяти метрах от пожара — из хранилища за считаные минуты вылилась 21 тысяча тонн солярки.

По ручьям — а их здесь весной в достатке — топливо мгновенно оказалось в реках. Уже через сутки гигантский разлив попадает на спутниковые снимки. А ситуация привлекает внимание Москвы.

Уже через несколько часов после того, как масштаб ЧС получил статус федерального, усиленные отряды МЧС отправляются к месту разлива.

Новосибирск. Половина шестого утра. Сотню бойцов и шесть грузовиков с техникой техники грузят в Ил-76.


Чтобы понять, почему у норильской беды федеральный характер, достаточно взглянуть на карту. За несколько километров от ТЭЦ — озеро Пясино. Это нерестилища редких и даже краснокнижных рыб, например, сибирского осетра. Еще дальше — Карское море. Хрупкая заполярная природа.

«У нас порядка 300 видов, и 10% этой флоры – гидро- и гигрофиты. Это водные растения. И они пострадают, в первую очередь. Они зависят от воды. Это кормовая база для животных, это убежище для них. Целая цепь взаимоотношений в природе будет нарушена», — пояснила Зоя Янченко, директор НИИ сельского хозяйства и экологии Арктики.

ТЭЦ-3 строили 35 лет назад. Она проходила регулярные проверки. По словам руководства, успешно. А вот дальше информация неоднозначна. По данным Ростехнадзора, та самая аварийная цистерна уже четыре года числится на ремонте. А на сайте госзакупок можно найти вот такой контракт от декабря 2019-го — заказ на ремонт сооружений той самой ТЭЦ.

Место прорыва — на стыке стали и бетона. Бруствер должен был защитить от протечек. Но давление внутри настолько велико, что нефть буквально била фонтаном через край.

В вечной мерзлоте строят по-особому. То, что нельзя поставить прямо на скалу, ставят на сваи. Они-то из-за потепления климата и просели. И цистерна осталась без дна.

Версию о внезапной просадке к концу недели подтверждает и прокуратура. С чем ясности больше не стало, так это с цепочкой передачи информации о ЧП, которая где-то оборвалась. Если волна солярки хлынула еще 29 мая, то почему в Москве о ней узнали только 3 июня? В диспетчерской ТЭЦ нам впервые показывают журнал докладов о чрезвычайных ситуациях.

К концу недели убирать за энергетиками приехали уже 500 человек. Преградами и насосами пятно остановили. Пропитанный дизелем грунт вывозят в ангары. Но что дальше? Сжигать, как предлагали поначалу, нельзя — урон природе слишком велик.

«Поскольку местность здесь труднодоступная, заболоченная, предполагается завезти сюда герметичные емкости, расставить по руслу реки для сбора нефтепродуктов и для дальнейшего вывоза и утилизации. Поскольку емкости герметичные, предполагается все собрать и складировать здесь до того момента, когда будут оборудованы зимники, и вывезти, когда будет позволять техника. Зайдет и спокойно вывезет в места утилизации», — сказал Евгений Зиничев, министр по делам гражданской обороны, чрезвычайным ситуациям и ликвидации последствий стихийных бедствий.

В Норильске в этом году потеплело очень рано, и вместо плотного зимника вокруг непроходимая тундра. Так что по земле сюда можно добраться только на легком гусеничном транспорте. Тяжелой техники, к которой привыкли морские спасатели, здесь нет по той же причине. Масляное пятно собирают мобильными насосами.

«Вот мотопомпа для сбора нефтесодержащей жидкости. Берем жидкость, насосом перекачиваем в специализированную емкость для сбора. Эта емкость рабочая, десять метров кубических ее вместимость. Несколько аппаратов поставляет сюда. Соответственно, емкость открытая, чтобы не создавать сосуд, не вызывать давление», — пояснил Евгений Сабуров, заместитель начальника Управления по контролю за аварийными работами нефтегазовой компании.

Дальше — в полевые хранилища, где топливу и лежать до зимы, которая здесь наступает уже осенью.

Текст: «Вести недели»
00:06
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!