Откуда берутся эпидемии

Откуда берутся эпидемии

Сегодня, когда ситуация с коронавирусом стабилизируется и можно уже оглядеться, собеседник «Вестей в субботу» — тот, кто входит в число ста самых смелых россиян. Академик Малеев — тот, кто победил не одну вспышку холеры, чумы и так далее. С ним — о том, откуда эпидемии берутся. А мой соавтор вновь — руководитель новостной ленты агентства «Спутник» в Латинской Америке Илана Брескер.

Наш герой — тот, карьера которого начиналась в 1965-м. Тогдашняя вспышка холеры в Индии (также и в советской Каракалпакии, в Узбекистане) сопровождалась смертностью в 20-25%. Но когда через пять лет вспышка была на Черном и Средиземном морях, то, к удивлению Запада, смертность в СССР была ниже, чем в Италии. Спасал людей новый, отличный от американского раствор от обезвоживания, придуманный Виктором Малеевым.

— У меня, например, больная, которой я ввел 120 литров жидкости. Вы можете понять, 12 ведер! Пять дней я лил. Она потеряла литров 60-70, — вспоминает академик Виктор Малеев, советник директора по научной работе Центрального НИИ эпидемиологии Роспотребнадзора.

— Выжила?

— Естественно, выжила.

Сейчас мало кто помнит, что когда-то у советской стратегической авиации была база на Африканском Роге, в Сомали. И уже совсем никто не помнит, что на той базе балы вспышка холеры. Тогда-то Малеев и пришел к своему раствору. И спасал потом и вокруг.


Я в Кении подбирал трупы, практически холодные, я их оживлял, — рассказал ученый.

— Мы смотрели ваши фотографии, где вы в Африке. Вы надеваете противочумный костюм.

— Да.

— Меня совершенно поразила фотография, где вы во Вьетнаме осматриваете ребеночка с бубонной чумой.

— Во Вьетнаме есть регионы, где бубонная чума, как грипп.

Кстати, о Вьетнаме, где прошла столь кровопролитная война с американцами. Оттуда чума чуть не пришла в СССР вновь. Рассказ о том, что до сих пор знали только посвященные.

— Лето. В 4-м управлении объявляют, что есть случай чумы. Можете представить, что это такое?! – вспоминает Малеев.

— Правительственное медицинское управление.

— Да. И там — чума. Это же ЧП! Зовут меня, потому что до этого я не был там. Для того, чтобы быть консультантом в 4-м управлении, надо иметь соответствующую биографию до какого-то поколения. А я – детдомовский. Папа мой на фронте погиб. Нужно было, чтобы я нашел могилу своего отца, иначе меня не брали в 4-е управление.

— Советский бред.

— Да. Ну, что я мог? Все равно вызвали. Что произошло? В каких-то глухих районах Вьетнама, где американские базы были, в лесных районах, у людей этот бубон постоянно, они с этим всю жизнь живут — и ничего. Конечно, если человек расслабленный, этот бубон может распространиться по крови. Палочка может выйти чумная из этого бубона и вызывать другие разновидности – легочную и так далее. И вот решили коммуниста какого-то старого, партизана, из Вьетнама пригласить в Советский Союз, чтобы он отдохнул в Крыму. Пожилой человек приехал. Его поместили в гостиницу «Октябрьская» и стали обследовать. В Москве, На Якиманке. ЭКГ, общий анализ крови… Чтобы он поехал потом в Крым, в этот санаторий. И вдруг у этого человека температура повышается. Там, значит, слава Богу, работала очень опытная доктор, которая видела чуму в Астрахани. Она говорит: «Это — чума». Тут начинается скандал. Какая чума?! Я приехал, посмотрел и говорю: «Да, я согласен с ней, что это — чума». / Меня вызвали куда-то и говорят: «Молодой человек, вы подумайте, что вы сказали Чума в 4-м управлении, вы только подумайте!» В общем, всех, кто этого больного обслуживал, я изолировал на Соколиной горе. Всех стал проверять. Но, слава Богу, вьетнамская чума, она менее распространенная, чем, например, монгольская. Слава Богу, ни у кого ничего не было. Он, естественно, умер, этот человек. Его похоронили в Москве, засыпали хлоркой.

Где он только ни спасал человечество. Сам-то он такой откуда? Детдомовец. Отец погиб на фронте. В детстве в Средней Азии сам чем только ни переболел. А нынешний коронавирус доказал его давнишнюю мысль: развитые страны рано решили, что победили природу.

— Мы вообще понимаем, откуда эти эпидемии берутся? Вот живет где-то этот микроб, потом – раз, и он выстреливает.

— Природа. Многие берут на себя такое право, что они способны создавать микробы и ими управлять. Но, к сожалению, человек даже сам собой управлять не может. Иван Владимирович Мичурин говорил: «Нам не надо ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача». Мы, наверное, много взяли. Может, где-то навредили природе, — считает академик Малеев.

Так почему природа ведет себя так по-разному? И где ошибки совершает человек? Отдельная тема — Южная Америка. Там кроме того ужаса, который сейчас творится в Бразилии, где с вирусом решили особенно не бороться, из глубин континента, где так нещадно вырубают леса, вновь явила себя такая зараза, как желтая лихорадка. Что еще готовит себе человечество?

Видавшие виды рельсы, рассохшиеся шпалы — сегодня состояние железнодорожных пассажирских перевозок в Южной Америке оставляет желать лучшего. Когда эти пути строили в XIX веке, казалось, что будущее – блестящее. Если бы только первыми «пассажирами» железных дорог не стали усопшие.

Знаменитая в Южной Америке картина «Эпизод желтой лихорадки в Буэнос-Айресе в 1871 году». Свидетель эпидемии, классик южноамериканской живописи Хуан Мануэль Бланес изобразил реальный случай: только-только умерла молодая иммигрантка, над ней стоят бессильные врачи, в тени — скончавшийся за несколько часов до этого муж семейства, а на полу к груди матери тянется ребенок.

«Население Буэнос-Айреса составляло тогда 108 тысяч человек. Умерли 14 тысяч, то есть каждый десятый», — рассказал Алехандро Хименес Родригес, историк, советник Министерства образования и культуры Уругвая.

Всех погибших и удавалось вывозить только по железной дороге. По два поезда в день.

— Много ли вам попадается людей, заболевших желтой лихорадкой, которые, несмотря на то что деньги у них есть и они могут себе позволить путешествия в джунгли Южной Америки, не думают о прививке?

— Да, попадаются такие. Некоторым везет. Там три типа очагов при желтой лихорадке существуют. Если люди ходят в Амазон, в густые леса тропических зон, то там «резервуарами» являются обезьяны, опоссумы, ленивцы, муравьеды и так далее. Но есть и другие очаги – городские, — пояснил Виктор Малеев.

И ведь все это давно известно. Но что же у людей такая дырявая память?! А ведь и совсем новая лихорадка Зика — это когда рождаются дети с маленькими головами — оказывается, проблема лишь позабытая.

— B 1947 году в Уганде впервые нашли этот вирус, охарактеризовали, — сказал Малеев.

— Что, как правило, является толчком к эпидемии?

— Сложно сказать. Природные условия определенные. Например, в этом случае — известный феномен Эль-Ниньо.

— Потепление климата?

— Комары.

От них и в наших широтах может быть и лихорадка Зика, и малярия, и желтая лихорадка.

Название «желтая лихорадка» придумали английские врачи на Карибах. Еще говорили «желтый Джек». В Южной Америке испанцы чаще говорили «черная рвота» — черной ее делала кровь. И именно на испанском впервые прозвучало предположение о том, что передается болезнь определенным видом комаров.

С таким докладом в 1881 году выступил кубинский врач Карлос Финлэй. Но если в Гаване после этого комаров изморили — желтую лихорадку победили еще в XIX веке — то уже в ХХ при строительстве Панамского канала поначалу про комаров то ли забыли, то ли сэкономили на осушении болот. В результате — 15 тысяч роковых укусов и 15 тысяч смертей.

Да и ладно бы с ней с желтой лихорадкой где-то там. Наши люди здесь пытаются оспорить необходимость прививаться.

— От кори есть вакцина, но люди не прививаются, — отметил Виктор Малеев.

С кем же можно сравнить таких мракобесов? Академик Малеев первым делом приводит пример африканской Нигерии, где так любят мясо диких животных и так не любят прививки.

— Вуду, шаманы… В Бангладеш, когда я делал прививки от холеры, считали, что это придумали белые, чтобы не была высокая рождаемость. И нас загоняли там и говорили: «Вы хотите, чтобы у нас детей не было?!» Все продолжается. Сейчас в Пакистане — 50 случаев полиомиелита. В Афганистане — это понятно – война, — констатирует Малеев.

Про Афганистан. Когда туда вошли советские войска, то оттуда сюда переметнулась малярия, просто тогда эту вспышку засекретили. И во все времена спутник войн — все та же желтая лихорадка.

— Очень крупная вспышка в 1961-1962 годах была в Эфиопии. Там военные действия шли. 200 тысяч человек заболели, 30 тысяч умерли, — вспоминает Малеев.

Была и самая страшная эпидемия, вызванная войной.

Уругвай — маленькая страна. Но здесь самый большой в Южной Америке парламент. И история обширнейших парламентских дебатов включает и такую экзотическую тему: как бы Уругваю вернуть трофеи, полученные в войну с Парагваем?

В Европе про ту войну знают мало: на Парагвай тогда напал Тройственный альянс Уругвая, Аргентины и Бразилии. То был первый в современной истории геноцид: погибли 90% парагвайцев. С последним отрядом обороняющихся погиб президент страны. Отомстил за них… комар.

«Одна из теорий состоит в том, что комаров с желтой лихорадкой в Уругвай завезли не на торговых судах, а солдаты Тройственного альянса, которые вернулись из Парагвая. В Буэнос-Айресе народу погибло столько, что тела не успевали вывозить», — отметил Алехандро Хименес Родригес.

Прошло много лет. Человечество устремилось в космос, освоило атом. Но ко времени коронавируса подошло никак не менее беззаботно. А, увлекшись прогрессом, не думало о его обратной стороне.

— Болезнь легионера, связанная с кондиционерами. Есть особые болезни у космонавтов. Болезни автомобилей есть, инфекционные и так далее, — пояснил академик Малеев.

— А привычки, которые меняются у людей, например, раньше в основном прокалывали уши, а сейчас стали пирсинг делать…

— Да, конечно.

— Татуировки.

— Да что вы, даже линзы надевают. Пирсинг. Сибирскую язву заносили с этим. Я уже не говорю о наркотиках. Конечно, все это сильно влияет.

Так можно ли победить эпидемии? Академик-изобретатель раствора против самой холеры, повидавший такое, что большинству из нас и в страшном сне присниться не может, сначала говорит: «Да, можно победить». Но потом с высоты опыта делает важную оговорку: «Нет, мы не победим. Природа сама очень разумная. Я не видел ни одной инфекции, где бы умирали 100%. Таких инфекций нет. Даже чума, которая была, в Средние века. Люди не умирали 100%. Все равно такого не будет. Так создано природой. У природы есть циклы какие-то. Это по своим законам возникает, которые мы еще не знаем. И по своим законам исчезает».

Но чтобы ускорить этот процесс, нужны и наша самодисциплина, и, конечно, вакцинация, и лекарства. Успехов нашим ученым. Нет, не в войне с природой, а в ее познании.

00:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!