Урок истории для латвийских функционеров

Урок истории для латвийских функционеров

Автор: Дмитрий Киселёв

Если говорить о странностях внутри НАТО, то Латвия, едва оправившись от коронавируса, снова вернулась к хронической русофобии. 17 июня посол Латвии в России выкатил твит с фотографиями семи латышских послов в СССР в период с 1920-го по 1940 годы прошлого века с кратким описанием жизни и смерти этих выдающихся дипломатов и такой подписью: «В этот день 80 лет тому назад с введением войск СССР началась оккупация Латвии. Иной раз меня тут спрашивают, что вы в Латвии все время с этим 1940-м носитесь? Один из ответов — чтобы не предать забвению имена жертв, в том числе наших послов в СССР, большинство из которых было репрессировано».

В тот же день «блеснул» и премьер-министр Латвии Кришьянис Кариньш. Он сравнил притеснение чернокожих в США с советской оккупацией Латвии и заявил, что очень сильно понимает страдания протестующих сейчас в Америке и по всей Европе. «Мы как латыши фактически можем понять, каково это, когда человеку что-то запрещают, основываясь на его цвете кожи. Нас не дискриминировали из-за тона кожи, но во время советской оккупации мы тоже пережили страшные вещи», — сказал Кариньш.

В ответ российский МИД сделал премьеру Латвии небольшой экскурс в историю: «В советский период из центрального бюджета выделялись значительные средства на развитие латышского языка и культуры, латыши были широко представлены во властных структурах и даже входили в состав высшего руководства страны, а уровень доходов на душу населения в Латвийской ССР был одним из самых высоких по Союзу. К тому же господин Кариньш, наверное, забыл или не хочет вспоминать, что все жители Латвии в тот период имели статус полноценного гражданина СССР. Многие из них даже не могли представить, что в один миг окажутся в чужой стране в качестве „неграждан“. Вот уж точно прямой повод поговорить о расизме или апартеиде в этой „современной“ европейской стране».

А вот еще один урок истории — от главного редактора телеканала «История» Алексея Денисова. На сей раз о том, как на самом деле вели себя латыши в ходе большевистской революции и действительно ли так страдали от советской оккупации.

Автор: Алексей Денисов

Советский киножурнал «Новости дня» за май 1917 года. Главный репортаж выпуска посвящен открытию нового памятника в столице Советской Латвии.

В Советском Союзе латышские стрелки были таким же знаменитым брендом коммунистической идеологии, как крейсер «Аврора», газета «Правда» или пионерский галстук. Их называли «Ленинской гвардией» и «железными рыцарями революции». Сами они с удовольствием рассказывали о том, как охраняли Ленина в Смольном и в Кремле, громили Деникина и Врангеля и устанавливали советскую власть по всей России.

Латышский стрелок в России в гражданскую везде побывал. Под Казанью, в Сызрани, в Москве, в кремлевской охране был командиром отряда пулеметчиков. Вместе с Лениным двор убирал в 1918 году, кажется, в марте.

Латышский стрелок Эдуард Берзиньш (он же — Эдуард Берзин) был одним из организаторов и руководителей ГУЛАГа, первым директором «Дальстроя» и создателем системы лагерей на Колыме и в Магадане.

Яков Петерс был заместителем председателем ВЧК и одним из организаторов «красного террора». В частности, он курировал «чистку» Академии наук и Пушкинского дома, в результате которой были репрессированы 115 видных российских профессоров и академиков, в том числе знаменитые историки Платонов и Тарле.

Латыш Федор Эйхманс в 1920-е был начальником управления соловецкого лагеря особого назначения, а с 1930 года — первым начальником всего советского ГУЛАГа.

Мартин Лацис — член коллегии ВЧК, один из авторов постановления, по которому в Петрограде были расстреляны великие князья Николай Михайлович, Георгий Михайлович, Павел Александрович и Дмитрий Константинович. 1 ноября 1918 года в газете «Красный террор» им была опубликована программная статья в которой говорилось: «Мы не ведем войны против отдельных лиц. Мы истребляем буржуазию как класс. Не ищите на следствии материалов и доказательств того, что обвиняемый действовал делом или словом против советской власти. Первый вопрос, который мы должны ему предложить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, воспитания, образования или профессии. Эти вопросы и должны определить судьбу обвиняемого. В этом смысл и сущность „красного террора“.

Национальные латышские части были созданы в Российской империи во время Первой мировой войны. В 1916 году на их базе была сформирована Латышская стрелковая дивизия численностью около 40 тысяч человек. После октябрьского переворота латышские стрелки массово поддержали большевиков и стали самым крупным национальным формированием в Красной Армии. В 1917 году именно латышским стрелкам большевики доверили охрану Смольного и Совнаркома.

Весной 1918 года 250 латышских стрелков охраняли литерный поезд, который перевез Ленина и членов Советского правительства в Москву. Здесь 9-й латышский полк охранял Кремль, а летом 1918 года латышские стрелки спасли Ленина и все руководство большевистской партии во время мятежа левых эсеров.

»Латышские стрелки стали спасителями советской власти, точнее большевистской. Латыши очень решительно действовали при подавлении выступления мятежников. Их героические действия и определили исход этого эпизода", — отметил Андрей Шадрин, доцент кафедры истории России ХХ-ХХI века МГУ имени М. В. Ломоносова.

В июле 1918 года во время V Всероссийского съезда Советов левые эсеры выступили против диктатуры большевиков, убили немецкого посла Мирбаха и арестовали Дзержинского. Подавить мятеж удалось с помощью 3300 латышских стрелков, введенных в центр Москвы с Ходынского поля.

На рассвете 7 июля 1918 года части латышских стрелков начали штурм штаба левых эсеров, который находился вот в особняке в Большом Трехсвятительском переулке. Огонь по восставшим вела батарея под командованием латыша Эдуарда Берзина. Чуть раньше другой латышский отряд под командованием Якова Петерса по приказу Ленина и Троцкого арестовал несколько сотен делегатов V съезда Советов, которые выступали против большевиков.

7 июля Троцкий лично вручил Вацетису пакет с деньгами, выразив благодарность за подавление мятежа. Этим же летом латышские стрелки приняли участие в подавлении антисоветских восстаний в Ярославле, Муроме и Рыбинске. При штурме Ярославля отличились 6-й Тукумский и 8-й Вольмарский латышские полки. В результате штурма один из самых древних и зажиточных городов России понес невосполнимые потери. Почти треть его строений сгорела или была разрушена, население сократилось на 50 000 человек, а 30% ярославцев лишились всего имущества.

Впоследствии латышские стрелки приняли участие в подавлении антисоветских выступлений в Вологде, Калуге, Саратове, Пензе, Нижнем Новгороде, участвовали в разгроме восстания крестьян в Тамбове и ликвидации мятежа кронштадтских матросов. 5-й Земгальский латышский полк отличился в боях за Казань и первым в Красной Армии был награжден почетным красным знаменем ВЦИК.

Правда, сегодня об этих подвигах своих соотечественников в Латвии предпочитают не вспоминать. В 1993 году новые власти независимой Латвии открыли в залах бывшего музея латышских красных стрелков Музей оккупации Латвии. Сегодня здесь рассказывают о том, что Латвия стала жертвой советского коммунизма и его карательных органов. И, конечно же, о том, что она не имела никакого отношения к созданию СССР.

Латыши действительно часто занимали привилегированное положение и в Красной Армии. Вот еще несколько имен.

Ян Фабрициус — комиссар Красной Армии в время Гражданской войны, командир высшего начсостава РККА. Фабрициус — первый четырехкратный кавалер высшего в то время в советской России ордена Красного Знамени. Один из орденов — за подавление Кронштадтского мятежа.

Ян Берзиньш — один из первых руководителей советской военной разведки. До него на этом посту тоже были латыши — Янис Ленцманис и Арвид Зейботс.

Йвар Смилга — член Реввоенсовета Советской Республики и первым начальником Политуправления армии и флота. В Гражданскую командировался поочередно на все фронты в качестве члена и даже главы Военного совета.

Яков Алкснис подавлял казачьи восстания на Дону. В 1931 году — командующий ВВС Красной Армии. Привлекался к проведению репрессий в Красной Армии. В 1937-м был членом Специального судебного присутствия, что вынесло смертный приговор маршалу Тухачевскому.

Печально, но латыши отличались особой жестокостью при проведении репрессий и подавлении бунтов. На их руках кровь сотен тысяч невинных жертв. Не случайно еще тогда появилась народная присказка: «Не ищи палача, а ищи латыша». Именно латыши почему-то оказались в руководстве ЧК, а когда «чрезвычайку» возглавил Ян Петерс, то «красный террор» после покушения на Ленина отличался особой жестокостью, включая расстрелы многих сотен ни в чем не повинных заложников.

«Я заявляю, что всякая попытка русской буржуазии еще раз поднять голову встретит такой отпор и такую расправу, перед которой побледнеет все, что понимается под красным террором. Произведена противозаразная прививка, то есть красный террор. Прививка эта сделана всей России», — говорил Петерс.

Вот как описывал художества Яна Петерса корреспондент «Революционной России» после того, как Красная Армия выбила Денина из Ростова-на-Дону: «Чрезвычайка, возглавляемая Петерсом, заработала. Очень часто сам Петерс присутствовал при казнях местных казаков. Красноармейцы говорят, что за Петерсом всегда бегает его сын, мальчик 8-9 лет, и постоянно пристает к нему: „Папа, дай я!“

Интересно, что первым главнокомандующий всеми Вооруженными силами РСФСР в сентябре 1918-го стал именно латыш — Иоаким Вацетис. Впоследствии — командарм второго ранга. Именно его дивизия в 1918 году стала „общероссийским спецназом“ по подавлению многочисленных крестьянских восстаний.

Другая латышская дивизия под командованием Яна Лациса зверствовала в Крыму. Когда там потерпел поражение Врангель, то Лацис со своей дивизией проводил на полуострове жесточайшую „чистку“ под лозунгом: „Крым — это бутылка, из которой ни один контрреволюционер не выскочит“. Расстрелы, повешения, массовые утопления в море стали тогда нормой, а Крым назывался „всероссийским кладбищем“, ведь уничтожены там было более 100 тысяч человек.

Там же, в Крыму, тогда действовала латышская дивизия под командованием Кирилла Стуцки. После штурма Перекопа в ноябре 1920-го он занял Евпаторию. Позже Кирилл Стуцка дослужился в РККА до звания командира корпуса.

Всех не перечислить. Многие латыши занимали высокие посты в РСФСР и СССР. Главное — в том, что революция и созданная потом советская страна были и результатом активных действий и самих латышей, которые в критические моменты, быть может, и спасли этот невиданный в истории человечества социальный эксперимент. Предъявлять сегодня претензии русским или многонациональному СССР со стороны Латвии смешно. Это все равно что написать на себя жалобу.

Текст: „Вести недели“
00:05
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!